Почтовый адрес: САФУ, Редакция «Лесного журнала», наб. Северной Двины, 17, г. Архангельск, Россия, 163002

Местонахождение: Редакция «Лесного журнала», наб. Северной Двины, 17, ауд. 1425, г. Архангельск

Тел/факс: (818-2) 21-61-18
Сайт: http://lesnoizhurnal.ru/
e-mail: forest@narfu.ru

архив

Отпад деревьев после рубки древостоев березы с сохранением ели в Южной Тайге центральной части русской равнины

Версия для печати

М.В. Рубцов, А.А. Дерюгин

Рубрика: Лесное хозяйство

Скачать статью (pdf, 0.7MB )

УДК

630*181.9:630*182.2

Аннотация

По данным наблюдений на постоянных пробных площадях установлены тенденции отпа-да деревьев в начальный период (10 лет) и через 20…30 лет после сплошной рубки 45–75-летних древостоев березы с сохранением ели предварительной генерации. Рубки проведены в южно-таежных высокопроизводительных березняках кислично-черничной группы типов леса. Возобновление древесных пород происходит преимущественно меж-ду участками с елью предварительной генерации, в основном на волоках. В начальный период отмечен большой отпад осины (85 %), обильно восстанавливающейся корневыми отпрысками. Причина гибели – естественное изреживание и неоднократное повреждение осины лосем. Через 20…30 лет после рубки в последующем возобновлении мелколист-венных пород, при значительном преобладании в нем березы, сохраняется большой отпад деревьев (в среднем 85 %). Главная причина – затенение верхним пологом древостоя. Возобновление ели происходит в основном на волоках. Через 20 лет после рубки древо-стоев березы количество деревьев ели последующей генерации (высотой более 0,1 м) из-менялось от 2,0 до 11,3 тыс. шт./га. Отпад в следующие 10 лет составлял в среднем 55 %. Основная причина гибели деревьев – затенение верхним пологом древостоя. В начальный период (10 лет) отпад деревьев не превышал 20 %. В отпаде ель, неспособная адаптиро-ваться к условиям вырубки и поврежденная в процессе рубки. С увеличением давности рубки отпад возрастает до 30…45 %, что обусловлено повышением напряженности кон-курентных отношений. Главный лимитирующий фактор – дефицит светового ресурса, увеличивающийся с понижением высоты деревьев в пологе древостоя. Отмирает ослаб-ленная и отставшая в росте ель. В отпаде преобладают деревья, имеющие относительную протяженность крон 0,5 и менее. Установлена прямая зависимость количества погибших деревьев от сомкнутости крон ели предварительной генерации. На объектах исследования основная роль в формировании ельников принадлежит ели, сохранившейся после рубки древостоев березы.

Сведения об авторах

© М.В. Рубцов, д-р с.-х. наук, проф.
А.А. Дерюгин, канд. с.-х. наук, ст. науч. сотр.
Институт лесоведения Российской академии наук, ул. Советская, д. 21,
п/о Успенское, Московская обл., Россия, 143030; e-mail: mivlarub@mail.ru

Ключевые слова

южная тайга, древостои березы, рубка с сохранением ели, отпад де-ревьев, определяющие факторы

Литература

1. Дерюгин А.А., Рубцов М.В., Серяков А.Д. Рост ели после рубки березняков в южной тайге // Лесн. хоз-во. 2000. № 5. С. 30–31.
2. Дерюгин А.А., Серяков А.Д. Адаптация подпологовой ели к условиям выруб-ки в подзоне южной тайги // Лесохозяйственная информация. 2002. № 8. С. 12–17.
3. Орлов А.Я., Ильюшенко А.Ф. Состояние подроста ели на сплошных вырубках в березняках южной тайги // Лесоведение. 1982. № 1. С. 18–25.
4. Орлов А.Я. Почвенно-экологические основы лесоводства в южной тайге. М.: Наука, 1991. 104 с.
5. Орлов А.Я., Серяков А.Д. Формирование еловых древостоев из подроста на вырубках мелколиственных лесов // Лесн. хоз-во. 1991. № 1. С. 23–25.
6. Рубцов М.В., Дерюгин А.А. Динамика возрастной структуры популяции ели под пологом южно-таежных березняков Русской равнины // Хвойные бореальной зоны. 2013. Т. ХХХI, № 1-2. С. 9–14.
7. Рубцов М.В., Дерюгин А.А., Никитин А.П., Серяков А.Д. Возрастная структу-ра популяции ели на вырубках с сохраненным еловым подростом // Лесоведение. 2001. № 5. С. 68–71.
8. Рубцов М.В., Дерюгин А.А. Рост ели под пологом южно-таежных березняков и после рубки их с сохранением подроста // Лесн. журн. 2007. № 2. С. 19–27. (Изв. высш. учеб. заведений).
9. Рубцов М.В., Дерюгин А.А., Серяков А.Д. Закономерности роста ели после рубки верхнего яруса березы // Лесоведение. 2005. № 6. С. 44–53.
10. Рубцов М.В., Никитин А.П., Дерюгин А.А. Поражение гнилью ели в процес-се формирования ее популяции под пологом южно-таежных березняков // Строение, свойства и качество древесины: тр. IV Междунар. симпозиума. СПб., 2004. Т. II. С. 456–457.
Поступила 21.04.2015

UDC 630*181.9:630*182.2

Mortality of Trees after a Birch Cutting with Preservation of Spruce in Southern Taiga in the Centre of the Russian Plain

M.V. Rubtsov, Doctor of Agriculture, Professor
A.A. Deryugin, Candidate of Agriculture, Senior Research Officer
Institute of Forest Science, Russian Academy of Sciences, Sovetskaya, str. 21, Uspenskoe, Moscow Region, 143030, Russia; e-mail: mivlarub@mail.ru

Long-term observations on the permanent experimental surfaces have been established trends of trees mortality in initial period (10 years) and after 20…30 years since clearcutting of 45…75 years old birch forests with preservation of spruce with preliminary generation. Cuttings were held in high productive southern-taiga birch forests of oxalidosum-myrtillosum group. Trees renewal occurs mainly on skidding tracks between lots of spruce of preliminary generation. Aspen abundantly restores by root suckers after a cutting and soon dies (85 %) because of natural thinning and repeated damages by elks. Regeneration of small-lieved trees in 20…30 years after cutting accounts and mostly is represented by birch. In this generation, there is a high mortality rate (85 %) due to shading by upper trees. Spruce renewal mainly occurs on skidding tracks. Over 20 years after cutting the amount of spruces (higher than 0.1 m) has changed from 2.0 to 11.3 thsnd. pcs. ha-1. In next 10 years mortali-ty of spruce averaged 55 %. The main reason of death was shading by upper trees. In initial period after birch cutting a mortality among them did not exceed 20 % (mainly spruce, una-ble to adapt to new conditions and damaged). Later, mortality increases till 30…45 % due to the competition for light resource: tree feels deficiency of light more heavily than it lower within canopy. Weakened, stunted spruce, mainly with relative length of crown – not more than 0.5, dies. Quantity of died spruces directly depends on the canopy density of spruce of preliminary generation. Spruces left after cutting of birch stands play the main role in for-mation of the future forests.

Keywords: southern taiga, birch forest, cutting with preservation of spruce, trees mortality, main inputs.

REFERENCES
1. Deryugin A.A., Rubtsov M.V., Seryakov A.D. Rost eli posle rubki bereznyakov v yuzhnoy tayge [Growth of Spruce After Cutting of Birch Forests in Southern Taiga]. Le-snoe khozyastvo, 2000, no. 5, рр. 30–31.
2. Deryugin A.A., Seryakov A.D. Adaptatsiya podpologovoy eli k usloviyam vyrubki v podzone yuzhnoy taygi [Adaptation of Subordinate Spruce to Felling Conditions in Southern Taiga]. Lesokhozyaystvennaya informatsiya, 2002, no. 8, pp. 12–17.
3. Orlov A.Ya., Il'yushenko A.F. Sostoyanie podrosta eli na sploshnykh vyrubkakh v bereznyakakh yuzhnoy taygi [State of Spruce Renewal on Clear Felled Areas in Birch For-ests of Southern Taiga]. Lesovedenie, 1982, no. 1, pp. 18–25.
4. Orlov A.Ya. Pochvenno-ekologicheskie osnovy lesovodstva v yuzhnoy tayge [Soil-Ecology Bases of Forestry in Southern Taiga]. Moscow, 1991. 104 p.
5. Orlov A.Ya., Seryakov A.D. Formirovanie elovykh drevostoev iz podrosta na vyrubkakh melkolistvennykh lesov [Formation of Spruce Forests from Renewal After Cut-ting of Small-Leaved Forests]. Lesnoe khozyastvo, 1991, no. 1, pp. 23–25.
6. Rubtsov M.V., Deryugin A.A. Dinamika vozrastnoy struktury populyatsii eli pod pologom yuzhno-taezhnykh bereznyakov Russkoy ravniny [Dynamics of Age Structure of Spruce Population Under the Canopy of Southern Taiga Birch Fores of the Russian Plain]. Khvoynye boreal'noy zony, 2013, Vol. ХХХI, no. 1–2, pp. 9–14.
7. Rubtsov M.V., Deryugin A.A., Nikitin A.P., Seryakov A.D. Vozrastnaya struktura populyatsii eli na vyrubkakh s sokhranennym elovym podrostom [Age Structure of Spruce Population on Felled Areas with Saved Spruce Young Growth]. Lesovedenie, 2001, no. 5, pp. 68–71.
8. Rubtsov M.V., Deryugin A.A. Rost eli pod pologom yuzhno-taezhnykh bereznya-kov i posle rubki ikh s sokhraneniem podrosta [The Growth of Spruces Under a Canopy of Southern-Taiga Birch Forests and After their Cutting with the Regrowth Preservation]. Le-snoy zhurnal, 2007, no. 2, pp. 19–27.
9. Rubtsov M.V., Deryugin A.A., Seryakov A.D. Zakonomernosti rosta eli posle rubki verkhnego yarusa berezy [Regularity of Spruce Growth After Cutting of the Upper Conopy of Birch]. Lesovedenie, 2005, no. 6, pp. 44–53.
10. Rubtsov M.V., Nikitin A.P., Deryugin A.A. Porazhenie gnil'yu eli v protsesse formirovaniya ee populyatsii pod pologom yuzhno-taezhnykh bereznyakov [Rot Damage of Spruce During Formation of Population Under the Canopy of Birch Forests in Southern Taiga]. Stroenie, svoystva i kachestvo drevesiny – Tr. IV Mezhdun. simpoziuma [Construc-tion, Features and Quantity of Wood. Proc. IV Int. Simposium]. Saint Petersburg, 2004,vol. II, pp. 456–457.
Received on April 21, 2015

DOI:

10.17238/issn0536-1036.2015.5.9